?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

  Когда вспоминаешь о Борисе, первое, что приходит в голову - это именно его искренность и, как ни странно, какая-то его незащищённость. Хотя он, наверное, был человеком сильным. Но он искренне верил в людей, искренность его порой была похожа на наивность, и когда он вдруг понимал, что ошибался в человеке,  очень переживал, быть может даже страдал - настолько была глубока его вера в кого-то, что он не мог понять, как можно притворяться, как можно выдавать себя за другого, предавать или поступать не так, как диктовали ему его представления о чести, достоинстве. Говорю так, поскольку знал Бориса со студенческой скамьи, у нас была общая, дружная компания, ходили вместе в походы, сидели у костра с песней и гитарой, были студенческие капустники, дружеское  застолье, был студенческий стройотряд и поездка в Сибирь... В общем, когда вам далеко-далеко до тридцати, когда живёшь в эпоху, в которой ещё не смеялись над теми, кто ехал за "туманом и за запахом тайги", то легче узнать человека, понять, кто есть кто, поскольку были открыты, поскольку в спорах были максималистами (юность!), и каждый был, как на ладони. Вспоминаю, как резко Борис  оборвал случайного в нашей компании человека, который тихонько "похвастался" ему, что он запросто, дескать, может  уйти с девушкой одного из наших ребят. Мы сначала  не поняли, когда Боря вдруг громко произнёс за столом:" А у нас кто с кем приходит, тот с тем и уходит". Новоявленный Дон Жуан стушевался, не рассчитывая вместо похвалы своих "достоинств" услышать  вот такое, причём, сказанное открыто, громко. Некоторые считали его максималистом. Но это была всё же, скорее, его, повторяю, искренность. Он не любил фальшь, он её просто не терпел. У него были разные минуты в жизни, в том числе, трудные. Не всегда он о них говорил, но спрятать совсем не мог. Помню, как в одной из поездок компанией в лес с палатками, мы шли с ним по ночной дороге вдоль леса к роднику за водой. И он вдруг запел известное Лермонтовское "Выхожу один я на дорогу, сквозь туман кремнистый путь блестит...". И я почувствовал в его голосе это щемящее чувство... Впрочем, не буду описывать, лучше вспомните этот романс, вспомните те строки - всё ощущение от его голоса было именно таким, как в строчках Лермонтова.
Почему я вспомнил этот случай? Борис был человеком эмоциональным, наверное, ранимым, и был в душе поэтом. И этот поэтический склад его души в конце концов вылился в единственную за его жизнь песню. Единственная, да... Но- какая! Вспоминаю давний зимний вечер. В моей квартире раздался звонок в дверь, на пороге стояли ребята, в том числе и Борис. Кто-то сказал:"Ой, ты знаешь, Борька такую песню написал!" Тут же под гитару он напел её, все как могли, по набросанным на листке строкам, подпели ему. Тогда почему-то решили, что такая песня рано или поздно должна была появиться в нашей компании. То ли она отражала этот настрой нашей юности с чистыми, может быть, возвышенными и не опошленными чувствами, взглядами, то ли в нескольких штрихах рассказала о самом времени, ещё неиспорченном прагматическим, отчасти циничным расчётом во всех сферах жизни, даже в любви... Позже мне почему-то подумалось, что Борис написал про свою жизнь, про себя.... Слова этой песни вы можете прочитать в конце этого материала, а если кто хочет услышать, можно найти её на "ютубе". Кого это заинтересует, потом сообщу подробней.
Звоненко был человеком общительным, весёлым, любил жизнь, здорово пел. Когда он по каким-то причинам отсутствовал в компании, то и компания казалась какой-то неполной, как бы с некоторым "изъяном". Он легко сходился с людьми, многим помогал. Мог поддержать и просто словом, а это тоже не каждому дано.
Он был талантливым журналистом. Работал  и в газетах, но больше всего (десятилетия) - в Орловской государственной телерадиокомпании. В работе был педантичным, ответственным, человеком обязательным. Но мне захотелось почему-то рассказать именно о его характере, точнее, о некоторых его чертах. Он долго и тяжело болел. Но те, кто с ним не был близко знаком,  даже не догадывались о его болезни. Он никогда не жаловался и не просил в своей работе скидок  на болезнь. И работал наравне со всеми. Хотя мы понимали, что это дается ему не просто.
Бориса Николаевича Звоненко не стало в 2004-м, когда ему было всего 55 лет. Друзья, близкие, конечно, помнят его. Он был хорошим человеком. А это в жизни, наверное, самое главное.
                                                       
г.Орёл                        Пётр Шлыков



Звоненко
  На снимке: Б.Звоненко (Студенческий стройотряд, г. Стрежевой (в то время он городом ещё не был), 1970 г.)

      5  
        Более поздний снимок: Борис Николаевич со своими коллегами по ГТРК "Орел".


                  И песня (стихи) Бориса Звоненко

                ЛЮБОВЬЮ ВПОЛНЕ, ПЕЧАЛЬЮ ВДВОЙНЕ
Любовью вполне, печалью вдвойне
  Я жизнью одарен неистовой,
  Не поздно ли мне, не стыдно ли мне
  Бежать за жар-птицею?
  Что было давно пришло и ушло,
  Былое порхнуло синицею.
  Прожить жизнь совсем
  Не так и не тем
  Судьба мне - завистному.
    В бессонную ночь
   Покой мне невмочь,
   Не веря ничуть назиданиям,
   Я буду опять снег рыхлый топтать
   На жизнь с опозданием.
   И там, где я шел,
   Снег мягкий, как шелк,
   К кому-то спеша на свидание,
   Задорно взвихришь ты
   И не обратишь
   На след мой внимания.
      Любовью вполне,
     Печалью вдвойне
     Я жизнью одарен неистовой...