?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

Автору знаменитой песни «Одесса-Мама» открыли мемориальную доску в Орле


«В тумане тают белые огни, и утром мы уходим в море прямо, поговорим за берега твои, любимая моя, Одесса - Мама».  Эти строки хорошо известны одесситам, особенно старших поколений. Однако мало кто знает, что авторство стихов популярной песни принадлежит вовсе не одесситу, а уроженцу российского Орла Евгению Аграновичу
В канун Дня Победы в городе Орле, где Е.Д. Агранович родился в 1918-ом году, и на одной из старинных улиц прошло его детство, было решено установить в память о поэте-фронтовике, прозаике, драматурге и барде памятный знак. Мемориальную доску в присутствии большого круга творческой интеллигенции открыли мэр Орла Сергей Ступин и друг поэта, исследователь его творчества и бард Владимир Альер.

Евгений Агранович пошел на фронт добровольцем, будучи студентом Литературного института. Сначала попал в истребительный батальон, потом стал военным корреспондентом. Свое призвание видел в том, чтобы говорить правду о войне и во фронтовых заметках, и в стихах.
Награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941
1945 гг.», «За оборону Москвы», «За взятие Кенигсберга».




Военная тематика стала основой творчества, а его жизнь, как он сам говорил, проходила «в облаке цитат»: фамилия автора стихов, положенных на музыку и ставших потом песнями к популярным кинофильмам, оставалась в тени.
Он называл себя голосом павших и живых ветеранов.

Почти вся страна пела его песни «От героев былых времен...» и «Я в весеннем лесу пил березовый сок», прозвучавших в фильмах «Офицеры» и «Ошибка резидента», но мало, кто знал, как звучит его собственный голос. Известность пришла к нему, когда Евгению Даниловичу было уже 80 лет.
В Орловском Государственном объединенном литературном музее И.С. Тургенева открыт фонд под номером 182, где собраны рукописи, дневники, письма, автографы Е. Д. Аграновича и его родного брата – тоже писателя, кинодраматурга и кинорежиссера. Кстати, Леонид Агранович снял в свое время на Одесской киностудии фильм «Случай из следственной практики» и при жизни пользовался большей известностью, чем его младший брат.
Но, пришло время выйти из-за кадра и Евгению Даниловичу, чье песенное творчество началось именно с «Одессы-Мамы».
Лично я, выросший в Одессе, впервые песню «Одесса-Мама» услышал пятьдесят лет назад в шедшем тогда фильме об обороне Одессы «Одесские каникулы».
«Одесские каникулы», Одесская киностудия, 1965.
Известно, что во время съемок фильма, по просьбе режиссера фильма москвича Юрия Петрова, несколько дней на киностудии записывали различных исполнителей блатных одесских песен, некоторые из которых прозвучали в фильме, в том числе и «Одесса-Мама».

Позже, работая на Одесской киностудии, сотрудничая, в том числе, и с группой фильма «Случай из следственной практики», я и предположить не мог, что режиссер этого фильма Леонид Агранович и есть родной брат автора той самой известнейшей одесской блатной песни «Одесса-Мама».

                                    Анатолий Борисов,
                    журналист, выпускник Одесского Национального университета им. И.И.Мечникова

                                   (текст и фото автора)

     
Из воспоминаний Евгения Аграновича

Борис Смоленский, друг
Борька был на два года моложе меня, еще школьником, а я первокурсник, но дружба была высшей пробы. Как поэту ему не дали раскрыться полностью, так рано убили на Карельском фронте. Сохранилась тонкая тетрадочка стихов, порой блестящих, демонстрация талантливости, обещание будущего взлета. Жизнь не баловала, посадили обоих родителей, жил с сестрой двое детей. Но держался мужественно.
Однажды зашел я к нему, пишет что-то. Он бредил бурями и парусами, мечтал о кораблях и океанах. У него был готов куплет как бы от имени моряка, покидающего любимый порт. Но дальше автор не знал куда плыть. Предложил мне продолжать, сославшись на занятость: надо было бриться. И что там росло? Ну, я переложил руля, круто свернул с морской романтики на Дразнилку, гаерскую шутку.
Такая получилась песенка.
                Одесса-мама
Стихи и музыка Е. Аграновича и Б. Смоленского,  1938 год
В тумане тают белые огни...
Сегодня мы уходим в море прямо.
Поговорим за берега твои, ой-вэй!
Родимая моя Одесса-мама.

Мне здесь родиться было суждено
И каждый день любить тебя впервые...
Ах, больше мне не пить твое вино ой-вэй!
И клешем не утюжить мостовые.

В Москве же все горланят и гремят,
Луна озарена огнем рекламы.
Ну кто ж теперь заменит мне тебя, ой-вэй!
Родимая моя Одесса-мама?

Мы все хватаем звездочек с небес.
Наш город гениальностью известен:
Утесов Леня парень фун Одесс, ой-вэй!
И Вера Инбер Бабель из Одессы.

Сам Агасфер старик-космополит
Лечил в Одессе стрепанные нервы.
В своих трудах он прямо говорит ой-вэй!
«Одесса это мама номер первый!»

Был Одиссей бесспорно одессит,
За это вам не может быть сомненья!
А Сашка Пушкин тем и знаменит, ой-вэй!
Что здесь он вспомнил чудного мгновенья.

Ты мне один-единственный маяк.
Мне жить теперь так грустно и отвратно...
Ой, хоб рахмонес, мамочка моя, ой-вэй!
Ой, мамочка, роди меня обратно!
О, сжалься, сжалься, мамочка моя, ой-вэй!
Ой, мамочка, роди меня обратно!